Sunday, June 12, 2016

Saturday, November 21, 2015

Chasing the Self


You look around
And see the world of wonder.
You find yourself
While wandering around. 

''Chasing the Self''
(c) Dima Ivahno, 20.11.2015 

Sunday, March 15, 2015

Beyond the Spring of Life

"The Infinite Endeavour of Flowering Souls" 

for my dear Margot.

Without any barren doubt,
This brings oxygination.
My darlin', simply -
You are Art,
And I am Your expresssion.


(c) Dima Ivahno, 08.03.2015

Saturday, February 14, 2015

Дорогая, ничто не вечно


“There are some days when I think I'm going to die from an overdose of satisfaction.” 
                                                                     Salvador Dalí
------------------------------------------------------------------------

Дорогая, ничто не вечно.
Исчерпаем любого явленья запас:
Как любое счастливое детство - конечно,
Как конечны значение сказанных фраз.

И я знаю, мгновенья любви скоротечны -
Для влюблённых, вся жизнь - моментальный экстаз,
Сквозь который они пролетают беспечно,
Сохраняясь друг в друге сиянием глаз.

И конечно, родная, ничто тут не вечно:
Миллионы мгновений сменяются в час -
И в каждом, кого-то сей мир изувечил,
Чтобы кто-то другой отыскал свой алмаз...

Дорогая, ничто в этом мире не вечно -
Ни любимая песня, ни сердца приказ,
Ни один, даже самый чудесный, рассказ,
Восхваляющий Миг в божество безупречно -
Рассыпается всё - и герой, и Пегас, и Парнас...

Время - лишь миф.
Эта жизнь быстротечна, движение - глас,
И как только оно повелит бессердечно -
Закончится медленный танец для нас...
Дорогая, ничто в этом мире не вечно,
Потому, очень глупо прожить напоказ.
Привыкать здесь негоже, ведь сыпятся вещи...    
Но спасибо, что ты - сейчас!






















Copyright: Dima Ivahno, 14.02.2014

Friday, January 30, 2015

Миг.


Жизнь - это миг.
И в моменты, когда предо мною
Возникают твои черты,
Обвивая теплом, безусловной любовью,
И мотивом, случайно забытой, мечты -
Когда я приникаю, с вскипевшею кровью,
К твоим сочным губам, у последней черты,
Благодарен признать под восточной луною -
Моя жизнь, в этом миге - ты.

Monday, October 27, 2014

Цветами сакуры


Пустынная сумрачная комната. Тёплый солнечный свет пробивается внутрь через просторное окно, из которого виднеется изумительный, поистине воодушевляющий пейзаж, собранный из того, как линия заснеженных гор, покрытая розовато-белыми облаками цветущей сакуры, грациозно спадает к лазурной синеве бескрайнего, прохладного моря. Перед слегка покрытым инеем окном, неподвижно стоит одинокое кресло-качалка. На кресле аккуратно сложены несколько пожелтевших листов бумаги, на которые поставлены чернильница со старым пером, и подсвечник - с прогоревшей свечой внутри. На полу рядом с креслом, оставлен осушенный наполовину бокал вина. На бокале лежит слегка увянувшая ветка сакуры.

Во входную дверь раздаётся стук. С улицы слышится голос молодого человека, наполненный энтузиазмом:
-Отец, открывай, это я, Ваня! Прилетел тебя навестить, гостинцев привёз! Ты дома?

Постояв у двери пару минут, не дождавшись никакого ответа, молодой человек пробует повернуть дверную ручку, и оказывается что дверь не заперта. Войдя в комнату описанную выше, увидев стул и недопитый бокал вина с сакурой на нём, молодой человек меняется в лице. Он медленно подходит к отцовскому креслу, отставляет чернильницу и подсвечник на стол, и, взглянув на небольшую стопку бумаг - видит портрет потрясающе красивой женщины, нарисованный карандашом. Женщины, которой он никогда не видел прежде.

Движимый желанием узнать, что произошло в жизни отца, он начинает с волнением читать дальнейшее содержимое этих пожелтевших бумаг, представленное в поэтической форме. 





"Я с теплом на душе, вспоминаю порой,
Как загадочно точки на небе собрались -
Одной, исключительно пышной, весной,
Когда двое - на гребне веков - повстречались:
Он и она - разделённые прочной стеной,
Сквозь которую, ловко, друг к другу взбирались,
Ради того, чтоб поспорить с судьбой -
В полу-шёпоте нежном, и медленном танце,
Когда он прижимал её крепкой рукой
К изумлённому сердцу, делил с ней вибрации -
Они возгорались единой искрой -
Как будто, два тембра одной интонации,
Что сошлись в унисон на большой кульминации,
Эти двое - дышали похожей мечтой,
Не искали напрасных и шумных оваций,
Ведь для них, сама жизнь была главной сенсацией -
В этом маленьком мире, сражённом войной,
Верой в деньги, и властью больших корпораций - 
Тем двоим - лишь беседы под вольной луной,
Лишь касания лёгкие кончиков пальцев...

Дорогая, позволь.
Ведь страницы пролистаны, смыслы - впитались;
В этом коде - история наша с тобой, 
Через нас - те горящие звёзды, пытались...

Если вспомнить -
Мы ведь тогда, с пожелтевшей листвой,
Из миров совершенно различных примчались,
Оказались в стране незнакомой, иной -
Но и в ней, без раздумий - ступили за крайность:
Я увидел тебя - расхотелось домой.
И в тот миг, столь предельно понятным всё сталось...
Потерялись друг в друге: огнём и золой,
Но духовно - пожалуй, познали бескрайность
Единения Музы с артистом. Позволь 
Я ещё раз отмечу твою уникальность -
Может, мне это плохо давалось, порой -
Если так, то сейчас для тебя исправляюсь:
Ты - шедевр, за каждым изгибом, чертой,
И способна во всём возбудить гениальность -
Оперённая чистой, цветущей душой,
Ты - шедевр, твой образ - сплошная фатальность,
И ты -
Безупречно исполнила роль,
Что по звёздам тебе полагалась...

Уверен,
Роковая та встреча с тобой -
Никакая была не случайность...
Это был
Персональный системный сбой -
Перебой, когда форму меняет реальность.
И в тот миг, пустота - задымилась тобой,
Совмещая - проклятье, наивную радость -
Заключилася связь - между мной, и тобой -
Неземная; та связь - проводила сакральность,
И та связь - нам незыблемым чем-то казалась...
Как же много напрасно и пусто мечталось, 
Под этой коварной луной.

Однако, как в неблизком пути оказалось:
Время - зыбко, со временем - ценности все рассыпались,
И особенно те - за которыми мы, вдохновлённые, гнались,
За которые, крепче всего остального, держались -
Мотылёк замирал в темноте,
Когда лампы, одна за другою, смеркались -
Огоньки запирая во льде;
Чудеса, на уставших глазах, испарялись,
Волшебство - оставалось в чарующем сне -
И именно так эти годы кусались,
Пока твои запахи - жили во мне.

А ты помнишь наш пламенный, бешеный такт -
Тет-а-тет,  
Когда всё - расплывалось, стиралось? 
Когда жизнь - нескончаемый счастия акт,
Даже если, лишь нам это так рисовалось...
Недопетый куплет, чудотворный пустяк.
Помню кроны деревьев ветрами вздымались -
Наши демоны так
Возбуждённо и дико сплетались,
Одержимо свивались,
Срастались, сливались -
Когда мы, пред широким простором полей,
Окрылённо с тобой обнимались -
Убежав от тревог, отвернувшись от странных людей,
И восторженно солнцу в ответ улыбались -
На земле, оставляя прохладную тень...
В этом вихре, тогда -
Наши демоны так
Ненасытно друг друга касались,
В тех касаниях - хрупкие души сжигались,
Ну а демоны, всё равно -
Безобразно взаимно дразнились, играясь,
И, за грубую нежность - ни капли не каясь,
Они стать одним целым бесплодно пытались...
А ведь им - не хватило малость.

И всё же, в мгновениях, вещи менялись -
Эти грозные мрачные чёрные тучи,
Занесённые грубо так ветром могучим - 
На небе беззвёздном упорно сгущались:
Их злоба росла, а желания - вспять извращались...
Незаметно совсем, постепенно,
Блики их черноты - и на наших с тобою сердцах отражались:
Например,
В породнившихся ветром, смиренных глазах -
Мы всё чаще чужими друг другу казались;
И во мне поселился бессмысленный страх:
Неготовность к тому, чтоб однажды расстаться -
Да и что без тебя, в этих диких песках? -
Заблудиться? С песчинками вместе, развеяться в танце?!
Статься сломанной стрелкой на старых часах?
Путь скитальца, с потёртым ранцем -
Посреди палачей, деспотии и плах?...

То ли "ох...", то ли "ах..." -
Не осталось искры на твоих охладевших устах.
Мне мечталось разжечь в откровенных стихах,
Но стихи - как писались, так сразу же рвались,
На террасе ночной безвозвратно сжигались,
Пока звёзды над маревом этим взрывались -
Оставалась загадка в твоих волосах:
Они так иллюзорно, игриво взвивались,
Водопадом сквозь пальцы мои изливаясь -
Я тонул в них, душой вырываясь на взмах... 
А потом, ничего не осталось.
Очертания, образы в памяти -- крах.

...

Так смешно.
Я ушёл. Ты ушла.
Впереди распахнулась огромная жизнь -
Чтобы выпить до дна,
Чтобы грубо скурить - до конечного тла,
Чтобы молча мечтать, в ней кого-то встречать,
И однажды понять, что она - коротка -
Но предельно логична, красива была...
За тебя, дорогая, опять же - до дна!

И я как никогда,
В данный миг улыбаюсь...
Вспоминаю твой образ,
И на сердце - ложится радость;
Всё ушло, а эмоция эта - осталась...
Научился любить этот мир - сквозь тебя,
Нам тогда ещё, кажется, было по двадцать -
Только глянь, как мгновенно несутся года!
За волною, волна...
Моя Муза, ты тоже увидела старость? 
Смею верить - что счастлива, жизнью полна,
И осенью сивой, сидишь у немого окна -
Не одна..."


Дочитав эти строки строки до конца, молодой человек откидывается на спинку кресла-качалки и закуривает сигарету, устремляя взор на восхитительный пейзаж. Синий дым уныло поднимается к потолку. В доме стоит мёртвая тишина...



(C) Dima Ivahno
27.10.2014